Статьи
  • Регистрация

Регистрация

ptichi gripp 100914В прошлом году в России вновь активизировался птичий грипп. Ситуация развивается по наиболее негативному сценарию.

Эпизоотия грозит не только охватить значительные территории, но и стать эндемической, то есть «прижиться» в местной фауне на долгие годы. Все это наносит серьезный урон российской птицеводческой отрасли и значительно сокращает ее экспортный потенциал.

Осенью 2016 года о появлении птичьего гриппа H5N8, занесенного перелетными птицами, сообщил ряд стран Европы и Азии. Распространение инфекции шло неожиданно быстрыми темпами, к концу года заболевание добралось до России, проникнув и на крупные промышленные предприятия. За последние полгода пострадали около десятка комплексов по выращиванию бройлеров и индейки, уничтожено более 2 млн птиц.

Вирус распространяется по стране

В 2015 году реассортантный вирус Н5N2, содержащий генетический материал вируса Н5N8 евразийской линии и Н5N2 североамериканской линии, нанес колоссальный ущерб птицеводческой отрасли США. При ликвидации вспышек болезни потери составили около 50 млн кур и индеек. Эпизоотией были охвачены крупные птицеводческие комплексы с высоким уровнем биологической защиты. Последний случай зафиксирован в июне 2015-го.

По данным Международного эпизоотического бюро (МЭБ), в первом квартале 2017 года вспышки гриппа птиц были зарегистрированы в значительном количестве стран Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Всего более 1,6 тыс. случаев. Чаще всего заболевание фиксировалось во Франции (440 вспышек), Германии (178), Румынии (115), Польше (115) и на Тайване (111) (см. график на стр. ХХ). На этом фоне Россия с 16-ю очагами на огромной территории выглядит вполне «прилично».

Все последние годы наибольшие риски для птицеводческих хозяйств населения и промышленных фабрик представляли неоднократные обнаружения вируса у перелетных птиц в Западной и Восточной Сибири. Однако после появления первых очагов гриппа «сезона-2016/17» в Астраханской области и Калмыкии осенью прошлого года особые опасения вызывало его возможное распространение по Северному Кавказу, где сконцентрировано огромное количество частных подворий и фермерских хозяйств, трудно поддающихся ветеринарному контролю.

Грипп птиц локализовался на побережье Азовского моря, перекинулся на Краснодарский край, Ростовскую область и дошел до Воронежа, где произошел падеж птиц в местном зоопарке. Безусловно, настоящим шоком для российских птицеводов стало обнаружение вируса в декабре 2016 года на площадках «Евродона» — одного из самых современных предприятий отрасли. Ликвидация последствий заражения обошлась компании более чем в миллиард рублей, было забито более 700 тыс. индеек.

До сих пор остается неясным, как вирус попал в Московскую область. В течение считанных дней в марте и апреле были поражены «родина отечественного птицепрома» — Птицеград в Сергиевом Посаде с комплексом ферм племенного хозяйства «Смена», бройлерное предприятие «Ассортимент», яичная птицефабрика и целый ряд ЛПХ нескольких районов области. При этом под угрозой оказались уникальное предприятие «Генофонд», где содержатся чистые линии отечественных пород птицы, племрепродуктор первого порядка компании «Кобб» и племфабрика «Жилино-Горковская» в Ногинском районе, а также крупные птицеводческие активы в Чеховском, Одинцовском, Домодедовском и Наро-Фоминском районах, снабжающие охлажденным мясом бройлеров весь столичный регион. Непринятие своевременных профилактических мер привело к поражению и полной депопуляции коммерческих стад бройлеров в двух районах Подмосковья, введению карантина на ряде других предприятий и угрожает таким крупным производителям мяса птицы, как «Элинар-Бройлер», «Петелино» и «Моссельпром».

В апреле грипп птиц вернулся в Ростовскую область и поразил стоящие неподалеку друг от друга птицефабрику «Маркинская» (входит в «Провими») и еще одну площадку «Евродона», а затем был обнаружен в Тульской области. И уж совсем непонятно, как в одночасье в начале мая вирус проник сразу в несколько хозяйств Татарстана, а оттуда — в Марий Эл. Впрочем, как отмечал замначальника главного управления ветеринарии кабмина Татарстана Габдулхак Мотыгуллин, в сложившейся ситуации есть вина и самих птицефабрик. Главные «грехи» предприятий, на которых возникла проблема, — неблагоустроенная территория, неправильная организация утилизации стоков, отсутствие дезбарьеров, необеспечение подогрева дезраствора и т. д. А, например, для «Лаишевской» птицефабрики, по мнению ветеринаров, роковым могло оказаться открытое хранение кормов — залетай и клюй, кто хочешь.

Выявление вируса на промышленных предприятиях резко подрывает их экономическое состояние. Компании вынуждены не только расходовать значительные средства на ликвидационные работы, но и нести огромные расходы по выращиванию и переработке коммерческого стада, реализовывать которое невозможно из-за карантина, а также по содержанию родительского поголовья. Кроме того, страдает и потребитель. Так, результат вспышки на «Евродоне» не заставил себя ждать. Крупнейшие сети и оптовая торговля продуктами питания уже в апреле отмечали дефицит мяса индейки в преддверии традиционного сезона повышенного спроса, приходящегося на конец апреля и весь май. Фактически в течение первого квартала они недополучили от компании примерно 15 тыс. т продукции, что составляет около 15% годового объема рынка. Если ситуация будет развиваться по текущему сценарию, то разрыв между спросом и предложением станет только увеличиваться.

Теории заговора

Странный факт: ни в одной стране мира, где за последние 20 лет регистрировались вспышки гриппа птиц, кроме России, никто никогда не «сваливал» их возникновение на «происки конкурентов» или «диверсии». Во время первой в современной истории России вспышки 2004−2005 годов, которая, кстати, была не самой мощной по сравнению с разорительными эпизоотиями в Европе, Ближней, Центральной и Юго-Восточной Азии, Африке и Северной Америке, сенатор Сергей Лисовский и ряд отечественных аграрных лоббистов обвинили Запад в преднамеренном заражении российских предприятий. А в это время сотрудники Россельхознадзора и МЧС сутками напролет сжигали трупы павшей птицы, вакцинировали еще живую и пытались хоть как-то заставить местное население и промышленных птицеводов соблюдать элементарные меры биобезопасности. Тогда у большинства птицефабрик не было не то что дезбарьеров, но даже заборов, а большинство сотрудников держали домашнюю птицу на своих подворьях. Однако причину всех бед проще было искать на стороне, а не в себе.

Прошло ровно двенадцать лет — типичный природный цикл. Отечественное птицеводство за это время выросло почти вчетверо. Однако ментальность, к сожалению, у многих осталась прежней. «Зараза не так уж и страшна, как ее малюют», — уверяет фермер Ирек Хамадишин из Татарстана. Он даже предполагает, что в истерии с птичьим гриппом могут быть замешаны конкурентные войны: «Может быть, где-то слишком большая концентрация птицы? Вот они и решили конкурентов ликвидировать».

Фермера понять можно: ему действительно трудно конкурировать с большими компаниями. Однако почему же лидер и пионер отечественного индейководства — «Евродон» — говорит практически то же самое, комментируя причины вспышки. «Рассматривается версия вредительства. Либо это диверсия, либо цепь совершенно невероятных событий. Каких именно — расследует комиссия. Кому это выгодно? Можно найти множество подобных историй — птичий грипп как метод конкурентной борьбы», — говорила ранее представитель компании Ольга Грекова. При этом она заверяла, что «ветеринарные службы компании, как и многие другие, постоянно, а тем более в связи с птичьим гриппом, определяют и контролируют всю последовательность мероприятий, направленных на нивелирование ситуации, обнаруженной в начале года. Продукция всегда выезжает за ворота мясоперерабатывающего комплекса только после контроля всех ветслужб, в том числе с государственными ветеринарными свидетельствами». Однако сам факт возникновения новых и возобновления уже ликвидированных очагов гриппа птиц говорит не столько о низком уровне биобезопасности на предприятиях, сколько об отсутствии компетенции или о неспособности ветеринарных служб Ростовской области поставить надежный заслон эпизоотии.

Главная опасность — в миграции птиц

Между тем от гриппа птиц никто не застрахован, дикие птицы не знают границ. Можно только снизить риск заражения инфекцией и стремиться снижать его до минимума, постоянно ужесточая требования к биобезопасности и ветеринарно-зоотехническую дисциплину.

Российская тундра — от Мурманска до Камчатки, а также болотистые равнины крайнего севера Канады представляют собой гигантский котел, в котором каждое лето гнездуются перелетные птицы Северного и, частично, Южного полушария. Здесь и «варятся» сотни типов и штаммов разных птичьих болезней, в том числе высоко- и низкопатогенного гриппа. Мириады птиц прилетают сюда, на болотистые кочки, чтобы в свете полярного дня вывести потомство, быстро растущее на мошке и комарах, которыми столь богата местная природа. У молодняка быстро возникает иммунитет к новым вирусам, и осенью эти птицы, возвращаясь на места зимовок, разносят их по всему маршруту миграционных перелетов. Именно эти миграции и несут главную опасность для местных естественных популяций дикой и промышленных стад домашней птицы. Вирус высокопатогенного гриппа довольно хорошо выживает при температуре от минус 5 ˚С до плюс 20 ˚С и может разноситься даже по ветру на десятки километров, не говоря уже о заражении через контакты при передвижении транспорта и людей.

Однако с завершением осени опасность не уходит. Обмен вирусами происходит в течение нескольких месяцев в традиционных местах зимовки перелетных птиц — уток, лебедей, гусей, чаек, поганок, нырков и еще как минимум двух десятков видов — на незамерзающих озерах, реках, болотах и прибрежных зонах морей Европы, Азии и Африки. После нескольких месяцев плотного общения обновленные вирусы вновь «готовы к высадке» по маршрутам весенней миграции на север. И так по кругу.

Каждый год Всемирное эпизоотическое бюро регистрирует возникновение от пяти до десяти типов и десятки штаммов вируса гриппа птиц, каждый из которых может превратиться из низко- в высокопатогенный, вызывающий практически 100-процентную смертность поголовья.

Во многих странах, как, например, в Китае, Египте или Корее, грипп птиц стал эндемическим, то есть практически укоренился и воспроизводится независимо от графика перелета птицы, передаваясь в местной фауне в любое время года. В холодный период ситуация значительно обостряется, поскольку иммунитет птицы, как и у человека, ослабевает. Здесь нередки и случаи смерти людей от гриппа птиц. По данным Всемирной организации здравоохранения ООН (ВОЗ), только в Китае в 2016 году было зарегистрировано более 600 смертей по этой причине. Более полутора сотен жизней унес птичий грипп в Египте. Дополнительным фактором значительного превышения эпидемиологического и эпизоотического порогов в странах Юго-Восточной Азии и Северной Африки является чрезвычайно плотный контакт домашней птицы между собой и с другими животными и людьми. Здесь формируются другие «котлы», которые перемешивают вирусы человека, животных и птицы, мутируя в новые поколения микроорганизмов, против которых нет вакцин.

Профилактика поможет

Практика превентивных мер профилактики заражения птичьим гриппом сводится к комплексу мероприятий, проводимых государственными ветеринарными службами и самими хозяйствами. Он включает постоянный мониторинг диких птиц с целью регистрации зараженных особей и выделения штаммов вирусов для контроля степени риска, создание буферных зон по всему периметру ферм и производственных зон, препятствие проникновению на объекты грызунов и диких птиц, применение дезбарьеров на всех транспортных путях и проходах персонала, недопущение на предприятия посторонних людей и минимизация производственного трафика внутри комплексов. Персонал, оборудование, корма, посетители, транспорт, воздух, даже блокнот, авторучка и телефон могут стать переносчиком вируса.

Контролю персонала уделяется особое внимание: в последнее время во всем мире (и в России тоже) внедряется «датская система» входа на ферму и птичник. При этом санпропускники строятся таким образом, что персонал не может попасть на территорию фермы, не оставив всю свою одежду и обувь в «карантинной» зоне, не приняв душ, не переодевшись в стерилизованную спецодежду и не переобувшись в спецобувь. Однако даже здесь есть свои особенности — наши специалисты, к примеру, только недавно научились у своих западных коллег, уже переживших тяжелый опыт вспышек гриппа птицы, что, к примеру, при принятии душа необходимо тщательно промывать ушные и носовые каналы, которые могут стать резервуаром для переноса вирусов.

Поневоле ставшие одними из ведущих специалистов в мире по предотвращению и ликвидации вспышек гриппа птиц ветеринары и птицеводы США особое внимание уделяют тщательной разработке протоколов взаимодействия в критических условиях. Они подразумевают комплекс мероприятий «стемпинг-аут» (тотальную депопуляцию), позволяющих ликвидировать зараженные стада в течение 24 часов после обнаружения первых клинических признаков заболевания, даже не дожидаясь анализов из лабораторий. Любая ферма обязана быть готовой к утилизации трупов с использованием пеногенераторов для усыпления птицы газом в птичниках, сбора и упаковки тушек, их уничтожения, а также иметь дезсредства, комплекты санобработки оборудования, одноразовой спецодежды и спецтранспорта. С учетом быстроты порчи тушек все эти мероприятия должны проводится в считаные часы, после чего начинается сухая чистка помещений, мойка, дезинфекция, сушка и карантинный период, составляющий три месяца до посадки нового стада.

Аналогичные процедуры и схемы биобезопасности с разной степенью эффективности используются практически всеми странами мира, в том числе и в России. Однако в нашей стране, к сожалению, во многих случаях человеческий фактор ломает даже самые строгие инструкции и регламенты, что наглядно показывает многолетняя история безуспешной борьбы российских ветеринаров с африканской чумой свиней. Страшно предположить, но такая же ситуация может сложиться и с гриппом птиц, если производители не будут думать только о минимизации потерь, порой скрывая сами факты заражения, а население не будет обращать внимание на необходимость элементарных противоэпизоотических процедур, понадеявшись на «бабкин авось».

Технические барьеры для торговли

Всемирная организация ООН по здоровью животных (OIE, Международное эпизоотическое бюро) обязывает ветеринарные службы стран проводить «стемпинг-аут» зараженных и превентивную ликвидацию соседних стад. При этом для птицы, находящейся вблизи от карантинных объектов, особенно содержащейся в личных подсобных хозяйствах, допускается превентивная вакцинация. Нужно понимать, что вакцинация — это искусственное заражение, поэтому OIE не рекомендует экспортировать вакцинированную птицу. Вот почему практически все страны запрещают импорт продукции из мяса птицы (кроме термически обработанной) из регионов, пораженных инфекцией. При этом ветслужбы государств, где зарегистрированы вспышки, накладывают самоограничения на экспорт в соответствии с многосторонними или двусторонними соглашениями с партнерами по торговле, но принимающая сторона имеет право принять более жесткие ограничительные меры. К примеру, страна-импортер может закрыть импорт продукции птицеводства не только из отдельной административной единицы, но и из всей страны-экспортера. Или вводить тотальный импортный запрет в случае обнаружения гриппа птиц в дикой природе, а не у домашней птицы, не разрешать ввоз на период, превышающий согласованные сроки для карантинных мероприятий.

Именно эти положения зачастую используются как технические барьеры в международной торговле. К примеру, Россия и Китай уже почти два года держат «страновой» запрет на импорт мяса птицы из США, несмотря на локализацию и ликвидацию практически всех очагов гриппа, зарегистрированных в 2015—2016 годах. Китай только в конце прошлого года снял более чем десятилетний запрет на поставки российской птицы, а Россия до сих пор не открыла свои границы для птицы из Китая. Европейский Союз не признает регионализацию по гриппу птиц в России, поэтому экспорт отечественной птицеводческой продукции в ЕС и Сербию (работает по веттребованиям ЕС), так успешно начавшийся летом прошлого года, был остановлен с первыми случаями обнаружения заболевания в Астраханской области и Калмыкии пару месяцев спустя. С этого момента у нашей страны из-за непрекращающихся вспышек не было ни одного перерыва между «трехмесячными» карантинными мероприятиями, которые бы позволили полностью снять запреты на экспорт.

Ситуация, когда Россия практически полностью закрыта для экспорта по гриппу птиц из-за отсутствия должной регионализации, безусловно, радикально снижает возможности отечественного птицепрома на внешних рынках. В любой момент на огромной территории от Куршской косы в Калининградской области до восточного побережья Камчатки и Чукотки перелетные птицы могут принести вирус в любое частное подворье и промышленное хозяйство, после чего страна «вычеркивается» из списка поставщиков на мировые рынки как минимум на три месяца. А за это время возникает еще один очаг, потом еще, и вот, наконец, мы получаем статус «неблагополучной территории» по гриппу птиц, аналогичный тому, что происходит с АЧС в свиноводстве. В результате Россия теряет экспортный потенциал, а также возможности роста отрасли и недополучает прибыль, которая могла бы компенсировать растущую себестоимость производства.

Так что цели, обозначенные в стратегии развития экспорта сельскохозяйственной продукции, разработанной Минсельхозом, имеют все шансы не быть достигнутыми, во многом из-за неблагополучной эпизоотической ситуации по гриппу птиц.

Автор — вице-президент Международной программы развития птицеводства, президент Agrifood Strategies

 

 

У вас нет прав, чтобы оставлять комментарии

Новое на форуме

Интересно

Птицефабрики Украины - информационный портал для птицеводов

Каталог птицефабрик Украины - адреса, телефоны, сайты птицефабрик.
Новости птицеводства, статьи, цены, аналитика, объявления,форум, Новости рынка яиц и мяса птицы. птички.нет

 Птицефабрики УкраиныИспользование материалов сайта  "Птицефабрики Украины" разрешается при условии активной индексируемой ссылки

Онлайн

На форуме

Сейчас 3 гостей и 0 пользователей онлайн

На сайте

Сейчас 88 гостей и 0 пользователей онлайн